ЖУРНАЛ
«США и Канада: экономика, политика, культура»
№ 11 (431) ноябрь 2005 г.

Доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник ИСКРАН Владимир Денисович ПИСАРЕВ в интереснейшей статье

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ТЕРРОРИЗМ И ГЛОБАЛЬНЫЕ ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ УГРОЗЫ

приводит целый ряд веских доказательств того, что в настоящее время экологические проблемы чреваты для человечества гораздо более тяжелыми последствиями, чем атаки террористов.
(Напомним, что теракты 11 сентября 2001 г. нанесли США экономический ущерб порядка 90 млрд. долл., а ураганы «Катрина» и «Рита» — порядка 140 млрд. долл. Число погибших от атаки на башни Всемирного торгового центра составило чуть более трёх тысяч человек, а вследствие прорыва плотины на озере Пончартрейн погибли десятки тысяч против погибших.)

Анализ глобальных экологических проблем позволяет проследить истоки процессов, создающих условия для возникновения и поддержания терроризма. Речь идёт, прежде всего, о неразумном воздействии человека на природу, а также о нарушении справедливости внутри мирового сообщества в использовании ограниченного экологического потенциала Земли. Такой анализ позволяет также определить границы, выход за пределы которых порождает конфликты, приводящие к экстремальным ситуациям в мировом сообществе, что должно облегчить предотвращение и блокирование терроризма несиловыми методами.

Многостороннее экологическое сотрудничество в создании глобальной инфраструктуры для решения общечеловеческой проблемы поддержания жизни на Земле является прямым вкладом в коллективную борьбу с угрозами международной безопасности, в число которых входит и угроза со стороны международного терроризма.

Как показали российские учёные (В. Горшков, В. Данилов-Данильян, В. Донченко, К. Кондратьев, К.Лосев), основу механизма естественной стабилизации биосферных процессов составляет синтез и разложение органических веществ под воздействием солнечной энергии. Устойчивость биосферы объясняется тем, что она обладает свойством быстро компенсировать изменения окружающей среды и сама возвращается в «здоровое» состояние. Однако, существует предел, при превышении которого круговорот веществ в природе нарушается и биота (= флора + фауна) теряет способность к самовосстановлению. Тогда биосфера деградирует нарастающими темпами.

Предел возмущения устойчивой способности биосферы равен всего лишь 1% глобального объёма чистой первичной продукции биосинтеза, тогда как сегодня уровень её потребления человечеством в 10 раз превысил допустимый, и именно в этом и состоит главная причина глобального экологического кризиса. К сожалению, устойчивость биосферы — важнейший планетарный ресурс — не имеет цены и не является предметом международных экономических отношений.

По оценкам Межправительственной группы экспертов по изменению климата, с 1990 по 2100 г. средняя глобальная температура должна увеличиться на 1,4-5,8 С. Такое потепление чревато затоплением приморских областей, ростом числа наводнений, засух и экстремальных перепадов температур. Наиболее уязвимо к воздействиям климатических изменений население развивающихся стран. Для них прямой ущерб рыболовству, сельскому и лесному хозяйству означает серьёзное сокращение занятости и, как следствие, рост бедности и нищеты.

В декабре 1997 г. в Киото (Япония) состоялась конференция, страны-участницы которой приняли Протокол к Рамочной конвенции ООН 1992 г. об изменении климата. В соответствии с этим протоколом до 2012 г. большинство промышленно развитых европейских государств обязаны сократить выброс парниковых газов на 8%, США — на 7%, Япония, Канада, Венгрия и Польша — на 6%. Для России, Украины и Новой Зеландии установлен нулевой уровень обязательств.

В Рамочной конвенции также записано, что «…отсутствие полной научной уверенности не должно использоваться в качестве основания для того, чтобы откладывать экономически эффективные меры по предотвращению экологической деградации».

К сожалению, в Киотском протоколе не говорится о странах — экологических донорах, экосистемы которых поглощают антропогенный углерод, и не установлен порядок компенсации за использование экологического пространства этих стран. А ведь по оценкам российских учёных, экосистемы России ежегодно поглощают от 300 до 800 млн. т антропогенного углерода. Тем самым Россия фактически ежегодно инвестирует в западные страны от 160 до 325 млрд. долларов.

Мировой океан также исключен из перечня объектов антропогенного воздействия, за использование которых в соответствии с Киотским протоколом государства должны нести ответственность. В результате характер и масштабы бесконтрольного использования ассимилятивного потенциала Мирового океана, являющегося общим достоянием человечества, и экологический ущерб, наносимый этой части биосферы, никак не сопрягаются в рамках протокола с ответственностью отдельных государств за сохранение здоровой окружающей среды.

Не менее серьёзной проблемой является положение Киотского протокола о необходимости перехода на возобновляемые виды энергии, использование которых не сопровождается выбросом парниковых газов. Но в долгосрочном плане такой переход вызывает серьёзные вопросы, т.к. означает курс на неограниченный рост энергетической нагрузки на биосферу.

Полная зависимость развивающихся стран от индустриально развитых в переходе на альтернативные источники энергии также означает, что основное бремя в усилиях по снижению энергетической нагрузки на биосферу Запад переложит на страны «третьего мира». А принуждение развивающихся стран к тому, чтобы они сократили эмиссию парниковых газов, означает, фактически, отказ от соблюдения провозглашенного принципа дифференцированной ответственности за ущерб, наносимый окружающей среде и климату развитыми государствами.

Россия подписала Киотский протокол в марте 1999 г., но до сих пор не ратифицировала его. Аргументы противников ратификации сводятся к тому, что затраты на внедрение новых экологически эффективных технологий могут составить сотни миллиардов долларов, тогда как выгоды от продажи квот на выброс СО2 будут невелики. Сторонники ратификации документа указывают на опасности, связанные с неучастием России в решении глобальной проблемы изменения климата и стабилизации биосферы.

В марте 2001 г. Президент США Дж. Буш заявил о выходе из Киотского протокола. В обоснование этого шага были приведены три довода. Это, во-первых, якобы высокая цена, которую американская экономика должна заплатить за сокращение выбросов СО2. Во-вторых, опасение, что переход на дорогостоящие альтернативные источники энергии затормозит экономический рост США. В-третьих, недовольство тем, что Киотский протокол исключил Китай и Индию из обязательств по снижению выбросов парниковых газов.

Ссылка на принцип справедливости в американской аргументации вынуждает вернуться к одному из основополагающих документов в системе современных международных отношений — «Декларации тысячелетия 2000 года». «Глобальные проблемы, — подчеркивается в документе, — должны решаться при справедливом распределении издержек и бремени в соответствии с фундаментальными принципами равенства и социальной справедливости». Хорошо известно, что годовой выброс парниковых газов в расчёте на душу населения составляет в США 5,26 т, в Китае 0,71 т, в Бразилии 0,39 т и в Индии 0,24 тонны.

Анализ растущего социально-экономического разрыва по линии Север — Юг и поляризации богатства и нищеты в мире позволяет уверенно говорить о связи глобального экологического кризиса с ростом бедности в мире. Отсутствие экономического выбора вынуждает население развивающихся стран нерационально эксплуатировать свои природные ресурсы. В результате -истощение почв, вырубка лесов, загрязнение воды, а в итоге — деградация окружающей среды.

Создается замкнутый круг: разбалансирование климатических процессов способствует росту бедности, которая, в свою очередь, усугубляет глобальный экологический кризис. Усилия мирового сообщества и конкретные меры по стабилизации глобального климата должны служить разрыву этого замкнутого круга. А отказ самой богатой страны мира — США от участия в Киотском протоколе существенно осложняет возможности перехода государств к согласованным мерам по сокращению опасного антропогенного воздействия на климат Земли.

Таким образом, можно говорить о связи между дефицитом справедливости в системе международных отношений, объективными экологическими препятствиями на пути экономического развития и распространением бедности, с одной стороны, и глобализацией терроризма, паразитирующего на нищете более чем 2 млрд. жителей Земли, с другой стороны.

Бывший президент Всемирного банка Дж. Вулфенсон уверен, что война с терроризмом не будет выиграна, пока мировое сообщество не вступит в борьбу с проблемой бедности и, тем самым, с источниками социального недовольства.

Напомним, что в 2000 г. главы государств и правительств 146 стран, включая и президента США, приняли на конференции ООН «Декларацию тысячелетия», в которой борьба с деградацией окружающей среды, нищетой, несправедливостью и террором поставлена как единый блок приоритетных задач мирового сообщества. После событий 11 сентября 2001 г. американская администрация (по крайней мере на словах) включила комплекс взаимосвязанных проблем в контекст стратегической задачи обеспечения национальной безопасности США.

Особое внимание в США отводится проблеме использования нефти. Эксперты рекомендуют сократить импорт нефти, по крайней мере, на треть путём перехода на возобновляемые и экологически чистые энергоисточники.

С точки зрения Соединённых Штатов перевод развивающихся стран на использование возобновляемых энергоисточников означает устранение угрозы роста выбросов парниковых газов этой группой государств, а следовательно и снижение обязательств США, необходимых для стабилизации сокращений этих выбросов. Но переход от закупок нефти на мировых рынках к импорту технологий для использования возобновляемых источников развивающимися странами отнюдь не гарантирует ускорения процесса искоренения бедности.

Авторы фундаментального исследования проблем реализации Киотского протокола М. Граб, К. Вролик и Д. Брэк (Великобритания), излагая ход переговоров вокруг этого документа, подчёркивают, что страны Запада выступают против всякого упоминания понятия справедливости в дискуссиях о распределении квот на выбросы парниковых газов между индустриальными и развивающимися странами.

Конвенция ООН об изменении климата прямо говорит о необходимости срочных действий в этом направлении. Наиболее важным следует считать возврат США в Киотский протокол, что стало бы свидетельством американской готовности к продолжению участия в глобальном поиске путей взаимоприемлемого и справедливого решения рассматриваемой проблемы.

Столь же важно признать природные экосистемы, обеспечивающие поглощение избыточного антропогенного углерода, национальным ресурсом тех государств, на территории которых эти экосистемы расположены. Такой экологический ресурс (подобно земле, полезным ископаемым и другим национальным природным ресурсам) требует затрат на его сохранение и поддержание и потому должен иметь цену на мировом рынке, которая соответствовала бы объёму инвестиций, необходимых для сокращения эмиссий парниковых газов, сберегаемых за счёт использования этих экосистем.

Консолидация усилий мирового сообщества по блокированию глобального экологического кризиса, устранение связанных с ним препятствий на пути экономического роста и преодоление бедности развивающихся стран относятся к разряду важнейших действий по подрыву социальных основ, на которых паразитирует международный терроризм.

 

Другие материалы, опубликованные в этом номере:

ВСЕМИРНЫЙ ДЕНЬ НАУКИ ЗА МИР И РАЗВИТИЕ
Зименков Р.И. Свободные экономические зоны в США
Самуйлов С.М. США и НАТО: противоречия в Афганистане
Фененко А.В. Подход США к проблеме безопасности ядерных объектов в Пакистане

ТОЧКА ЗРЕНИЯ
Дьякова Н.А. Россия, США, Норвегия в Арктике: спорные проблемы (к истории вопроса)

ОБРАЗОВАНИЕ
Ирхин Ю.В. Политология в университетах Канады

ПЕРЕВОДЫ И РЕФЕРАТЫ
Эндрю КАРНЕГИ. Богатство

КУЛЬТУРА И ЖИЗНЬ
Фёдорова Е.В. Афроамериканский фактор политической культуре США

КНИЖНАЯ ПОЛКА
Р. Хаас. Шанс для Америки: возможность изменить курс истории;
Дж. Лигроу. Переосмысливая устройство мира: стратегии великих держав и международный порядок (В.С. Гусева)

РАЗМЫШЛЯЯ НАД ПРОЧИТАННЫМ
Вавочкина И.Д. Борьба в США вокруг социальной политики государства

ПОЛИТИКА И ЛЮДИ
Новый посол США в Российской Федерации