ЖУРНАЛ
«США и Канада: экономика, политика, культура»
№ 6 (426) июнь 2005 г.

НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ ПЕНСИОННОЙ СИСТЕМЫ США

Статья доктора исторических наук, ведущего научного сотрудника ИСКРАН Алексея Ароновича ПОПОВА прекрасно иллюстрирует пользу, которую может принести американистика в познании Российской действительности…

Знаете ли вы, что традиционная задача пенсионной системы — обеспечение дохода, позволяющего не бедствовать в старости, — в США давно решена. В XXI веке поставлена новая цель — обеспечить американским пенсионерам доход, позволяющий после окончания трудовой деятельности сохранить прежний уровень жизни. Решающая роль в достижении этой цели в соответствии с предлагаемым администрацией Буша так называемым Планом-2 должна принадлежать частному сектору экономики.

С 1979 г. размеры пенсий по старости для подавляющего большинства пенсионеров исчисляются в США путём дробления заработка на три части и применения к ним трёх коэффициентов: 90, 32 и 15%. В 2004 г. для лиц, выходящих на пенсию в 62 года основное пособие складывалось из начисления 90% от первых 612 долл., плюс 32% от следующих 3077 долл., плюс 15% от заработка свыше 3689 долл., но в пределах максимальной налоговой базы, которая увеличивается с учётом инфляции.

Ставки налога на соцстрах в США (15,3%) и собственно пенсионного налога (12,4%) значительно ниже, чем российские (26% и 20% с 2005 г.). Налог на соцстрах в США взимается в равных долях с работников и работодателей. Это и более честно и более эффективно, поскольку работодателям легче платить налог по ставке 7,65%, чем 15,3%. Все — и низко, и высокооплачиваемые — в пределах максимальной налоговой базы платят по одинаковой ставке. (В России же по законодательству, действующему с 2005 г., для высокооплачиваемых ставка снижается с 26 до 2%!) Американская пенсионная система выгодно отличается от российской в трёх отношениях. Во-первых, как минимум, половина американских пенсионеров получают в 1,5-2,5 раза больше, чем внесли в систему, когда работали. Во-вторых, американская система в социальном плане гораздо более справедлива, т.к. низкооплачиваемым обеспечен более высокий относительный уровень пенсионного замещения. В-третьих, американская система несравненно щедрее в плане надбавок на неработающих членов семьи, которые увеличивают пенсионный доход семьи в 1,5-2 раза.

Факт, но уровень социальной справедливости пенсионной системы в стране давно победившего капитализма на порядок выше, чем в стране недавно победивших нуворишей.

Правда, если по ныне действующему законодательству уровень замещения зарплаты пенсией для родившихся в 1970-79 гг. американцев должен составить 40,5% (сегодня этот показатель равен 42,9%), то по Плану-2 — он снизится до 30,9%. Но объём пожизненных пенсионных выплат реально возрастёт за счёт увеличения продолжительности жизни.

Таким образом, американцев ждёт практическое замораживание реальных пенсионных выплат будущим поколениям и прогрессирующее отставание пенсий от зарплаты.

Сравнение с Россией

Средний размер пенсии в 2005 г. к концу года составит 2261 руб., или 106,1% минимального прожиточного уровня российского пенсионера, при том, что этот минимум занижен по сравнению с советским периодом вдвое и что каким-то образом стоимость минимальной потребительской корзины растёт гораздо медленнее, чем уровень инфляции. Неудивительно поэтому, что если в 2001 г. соотношение средней пенсии к средней зарплате составляло 32%, то в 2005 г. оно может составить уже 25,4% и имеет тенденцию к дальнейшему снижению. В 2004 г. негосударственные пенсионные фонды (НПФ) охватывали всего 8% рабочей силы страны (примерно 5 млн. человек).

Оценивая долгосрочные перспективы, следует отметить, что пенсионная реформа 2001 г. в России создала систему, которая практически гарантирует нищету не только для нынешнего, но и для будущего поколения пенсионеров. Этому способствуют три ключевых положения реформированной пенсионной системы: формула начисления пенсий, отток средств в накопительные фонды и изъятие их из текущих выплат, а также механизм конфискации пенсионных накоплений.

С 2002 г. месячный размер страховой и накопительной части пенсии определяется путём деления «пенсионного капитала» на 228 — это число месяцев в 19-ти годах. Столько, по уверению разработчиков системы, в среднем живут российские пенсионеры после выхода на пенсию. В действительности же 80% пенсионеров умирают до истечения этого срока. Получается, что число 228 вписано в знаменатель формулы только для того, чтобы платить пенсионерам как можно меньше.

В России, для того чтобы пенсионер стал получать с накопительного счёта хотя бы 50 долл. в месяц, он должен накопить на этом счету 11 400 долл. (разумеется, в рублевом эквиваленте). Возможно ли это, если после первых трёх лет действия реформы на накопительных счетах числится в среднем не более чем по 200 долларов? (И даже если сможет, то что такое доход в 50 долларов при откладывании в течение 25 лет по 6% зарплаты?) Снижению уровня пенсионного обеспечения будет способствовать и постоянный отток средств из пенсионных фондов, ведь десятки и даже сотни миллиардов долларов, которые осядут на накопительных счетах, — это деньги, которые будут недоплачены нынешнему поколению пенсионеров!

И, наконец, подлинным «шедевром» российской пенсионной системы является механизм конфискации накоплений в случае смерти пенсионера. Такого нет не только в Соединенных Штатах, но и ни в одной другой стране, т. к. логически права собственности и накопительная система — это две неразделимых стороны одной медали.

Если инвестиционно-накопительные пенсионные системы справедливо считаются социальными технологиями XXI века, то конфискационно-накопительную систему, уничтожающую саму идею накопительных схем, следует считать «российским ноу-хау»: порождена система, смысл которой сводится к тому, чтобы платить пенсионерам как можно меньше и как можно больше отчислять в накопительные пенсионные фонды, чтобы распоряжаться этими средствами.

 

В этом номере опубликованы статьи:

  • Васильев В.С. Американская политика в области науки
  • Соколов В.И. Канада: на путях построения инновационного общества
  • Братерский М.В. Роль законодательной власти в выработке региональной политики США
  • Лютов А.А. Глобализация и рынок рабочей силы в США
  • Гнилов Б.Н. Рапсодия Гершвина как американский культурный реванш
  • Эндрю КАРНЕГИ. Богатство
  • Коротко о книгах: Т.В. Алентьева. Надвигающийся кризис Союза и борьба мнений в США в 1859-1861 гг. (Е.Д. Ноткина.)
  • Зименков Р.И. Новые явления в зарубежной деятельности американских ТНК
  • Иванов О.А. Иммиграция в США в последнем десятилетии ХХ века