ЖУРНАЛ
«США и Канада: экономика, политика, культура»
№ 9 (405) сентябрь 2003 г.

«СТАРЫЙ» ЕВРОПЕИЗМ ПРОТИВ «НОВОГО» АТЛАНТИЗМА?

Какие знаковые сдвиги в треугольнике США — Западная Европа — страны ЦВЕ вскрыл Иракский кризис?

Какие две параллельные системы безопасности будут функционировать в Европе в результате решений, принятых 12-13 декабря 2002 г., на саммите Европейского Союза в Копенгагене и 21 ноября 2002 г. на саммите Североатлантического союза в Праге?

За счет каких стран должно произойти новое и значительное расширение обоих союзов, и какую долю будут составлять в количественном плане «новобранцы» в расширившемся НАТО и в обновленном ЕС?

Какие в этой связи возникают разногласия?

Смогут ли НАТО и ЕС, будучи организациями демократического толка, безболезненно игнорировать мнения и интересы новых членов из Центральной и Восточной Европы?

Какие опасения выражали некоторые российские эксперты относительно присутствия в НАТО и ЕС значительной группировки государств Центральной и Восточной Европы?

Какую линию поведения (какую идентичность — европейскую или атлантическую) выбрали страны Центральной и Восточной Европы в связи с Иракским кризисом?

Какие противоречия обострились в результате этого в Европе?

Почему на конференцию по вопросам восстановления Ирака Вашингтон пригласил всего пять государств, включая Чехию и Польшу, но исключив Францию, Германию и Россию?

Как получилось, что одна из трех оккупационных зон, на которые отныне делится оккупированный Ирак, отдается под надзор Польши (двумя другими станут управлять Соединенные Штаты и Великобритания)?

Чем ответили на действия США представители так называемой «старой» Европы на своем мини-саммите в Брюсселе 29 апреля 2003 г.?

В каком порядке можно ранжировать «новобранцев» ЕС и НАТО с точки зрения их поддержки Соединенных Штатов против Франции и Германии?

Почему же страны Центральной и Восточной Европы, так стремившиеся вернуться к своим исторически европейским корням, оказались более ориентированными на США, нежели большинство нынешних членов НАТО?

Каково соотношение сил возникающей мега-Европы и США?

В скольких новых ипостасях видится сегодня некогда единый атлантический мир?

Можно ли считать оптимальной позицию, занятую Россией в ходе иракского кризиса, когда Москва однозначно встала на сторону тех европейских лидеров, которые критиковали Вашингтон?

Эту весьма острую сегодня тему анализирует ДАВЫДОВ Юрий Павлович — доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник ИСКРАН, действительный член Российской академии военных наук.

ЕВРОПА и АМЕРИКА: ИХ СЛАБОСТЬ И СИЛА
(О книге: Kagan R. Of Paradise and Power. America and Europe in the New World Order. N.Y., «Alfred A. Knopf», 2003, 103 pp.)

Чем вызван особый интерес общественности к новой книге влиятельного сотрудника Фонда Карнеги Роберта Кагана «О рае и силе. Америка и Европа в новом мировом порядке»?

Какая слабость изначально присуща любому социологическому исследованию?

Чем (при первом рассмотрении) отличается подход Р. Кагана к анализу европейско-американских отношений от анализа других исследователей?

Выразителями каких противоположных стратегических культур, исходя из логики рассуждений автора, выступают сегодня США и Европа?

К чему неизбежно ведет «непропорциональное распределение» силы между Европой и США?

Чем Р. Каган оправдывает склонность США использовать силу за пределами своих границ?

В чем состоит принципиальное различие в подходах США и Европы к проблеме безопасности?

Не утратила ли Америка понимание общего блага, не жертвует ли она своими идеалами в угоду абстрактной «миссии защитника»?

Как Р. Каган трактует многосторонний подход, лежащий в основе европейской внешней политики?

Вправе ли американцы использовать силу в одностороннем порядке лишь на основании своей «святой веры» в то, что ее применение может служить распространению либеральных ценностей?

Удалось ли Р. Кагану подняться выше типичного мнения «американца, живущего в Европе»?

Удалось ли автору ответить на поставленный им же вопрос: почему Европа так и не выработала единой внешней и оборонной политики?

Можно ли в принципе надеяться на одностороннее чисто силовое решение любых возникающих проблем без поддержки других членов международного сообщества?

В чем сходство книги Р. Кагана и таких работ как «Столкновение цивилизаций» Сэмюела Хантингтона (1993 г.) и «Конец истории?» Фрэнсиса Фукуямы (1989)?

В чем заключается главное заблуждение американцев?

И предощущение каких событий нарастает в Европе?

Эти размышления представлены КУЗНЕЦОВОЙ Екатериной Станиславной — руководителем сектора проблем европейской интеграции Центра исследований постиндустриального общества.

КАНАДСКИЙ ДОЛЛАР В КОНТЕКСТЕ СЕВЕРОАМЕРИКАНСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ

Почему канадский опыт участия в системе международных экономических отношений с давних пор интересует зарубежных экспертов?

Когда Канада ввела впервые плавающий курс национальной валюты?

Каков главный урок канадской истории функционирования экономики в условиях гибкого курса национальной валюты?

Не настало ли для Канады время отказаться от собственного доллара и либо сделать национальной валютой американский доллар, либо, по примеру ЕС, создать новую валюту для региона — «амеро»?

Какие факторы обуславливают нынешнюю дискуссию о валютной политике Канады?

Каково сегодня соотношение сил сторонников фиксированного и плавающего курсов канадского доллара?

Какую позицию занимает официальная Оттава?

В чем состоят главные преимущества плавающего курса канадского доллара?

К чему сводятся основные аргументы противников плавающего курса?

Что скрывается за термином «оптимальная валютная зона»? Mundell R. A Theory of Optimal Currency Areas.

Кто и когда формулировал это понятие?
(Подсказка: это единственный канадский экономист, удостоенный Нобелевской премии, и он же является «отцом» евро.)

В чем суть спора этого экономиста относительно канадского доллара с другим Нобелевским лауреатом — М. Фридменом?

Как относятся к долларизации других стран в официальном Вашингтоне?

Что говорят по обсуждаемой проблеме в академических кругах США?

Насколько вероятно учреждение Североамериканского центрального банка (СЦБ) по типу Европейского и введение новой валюты «амеро»?

В какой степени выбор валютного режима (плавающий или фиксированный курс) и самой денежной единицы (канадский, американский или североамериканский доллар) — зависит от политических факторов?

Эту проблему анализирует КОМКОВА Елена Геннадиевна — кандидат экономических наук, старший научный сотрудник ИСКРАН

 

В номере также опубликованы материалы:

  • Немова Л.А. Современный этап развития научно-технического потенциала Канады (окончание)
  • Маргелов М.В. «Глобализация» — превратности термина
  • Лапицкий М.И. «Мы живем в североамериканский период истории» (заметки на полях книги Германна фон Кайзерлинга «Америка»)
  • Рецензируем книгу: М.Ю. Дундуков. Разведка США: правовое регулирование организации и деятельности (Н.Д. Казаков)