ЖУРНАЛ
«США и Канада: экономика, политика, культура»
№ 10 (394)октябрь, 2002 г.

ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ ДИСКУССИИ В США:
ПОИСКИ ГЛОБАЛЬНОЙ СТРАТЕГИИ

Когда политологи заговорили о «появлении очертаний доктрины Буша»?

Какие «недостатки» глобальной стратегии демократической администрации «обыгрывали» республиканцы в ходе предвыборной президентской кампании 1999-2000 гг.?

Какого нового положения США в международном сообществе стала добиваться республиканская администрация с момента прихода в Белый дом?

Что продемонстрировали события сентября 2001 г. с точки зрения «стабильной однополярности»?

Может ли Америка реализовать свою глобальную стратегию без поддержки других стран?

Какие три подхода к американской глобальной стратегии сформировались в политико-академическом сообществе США после сентября 2001 года?

Кого в ближайшем окружении Дж.Буша-мл. можно отнести к «жестким гегемонистам»?

Кто выдвинул внешнеполитическую концепцию «доктрины свободы» и в чем ее суть?

Какие параллели можно провести между предложенным президентом Бушем «Корпусом свободы» и «Корпусом мира» времен Джона Кеннеди?

Как была оценена в США позиция России с самого начала международной антитеррористической операции?

При выполнении каких условий Россией Запад может принять ее в свое сообщество?

Сумеют ли США при проведении своей внешней политики сохранить разумный баланс между традиционным мессианством, стремлением к единоличному лидерству и интернационализмом?

Круг этих вопросов анализирует ШАКЛЕИНА Татьяна Алексеевна — кандидат исторических наук, заведующая сектором ИСКРАН.

НОВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В ВОЕННОМ ДЕЛЕ
И РЕФОРМИРОВАНИЕ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ США

Какие приоритетные задачи определил министр обороны США Д. Рамсфелд в своем докладе президенту и конгрессу за 2001 год?

Какую роль в системе обеспечения национальной безопасности отводят в США сегодня ядерному оружию?

На какое усиление военной мощи и с какой целью переориентировано военное строительство в США?

Что скрывается за понятием «революция в военном деле»?

Какой главный фактор предопределяет успехи США в осуществлении нынешней революции в военном деле?

Какие перспективные с точки зрения возможностей их военного использования направления развития техники в США относят к «нарождающимся технологиям»?

Как должна формироваться новая триада стратегических ядерных сил США в соответствии с концепцией, изложенной в «Обзоре состояния и перспектив развития вооруженных сил», представленном Министерством обороны США в начале 2002 года?

В чем суть радикального пересмотра американских стратегических доктрин, происшедшего в последние два года?

Что такое «предупреждающая (превентивная) оборона»?

Что такое «сетевая война» и как в ее условиях «поле боя» трансформируется в «боевое пространство»?

В чем суть концепции «глобального сражения»?

Что такое экспедиционные авиационные крылья, а также аэрокосмические экспедиционные крылья и силы?

Какую роль военно-политическое руководство США отводит ВМС и морской пехоте?

Из каких трех основных блоков состоит программа трансформации сухопутных войск США?

Может ли появление в начале XXI века нетрадиционных угроз безопасности США нивелировать их усилия по реформированию вооруженных сил?

Эти вопросы освещает КОРСАКОВ Георгий Борисович — кандидат политических наук, научный сотрудник ИМЭМО РАН

США И ЕС В НОВОМ СТОЛЕТИИ: СОЮЗНИКИ ИЛИ СОПЕРНИКИ?
(окончание статьи)

Каковы различия в европейском и американском подходах к решению международных проблем?

В чем кроются причины нынешнего обострения политических противоречий между двумя регионами?

Сколь глубоки нынешние противоречия между Соединенными Штатами и Европейским Союзом, в какой мере они угрожают единству западной цивилизации и какую конфигурацию они могут придать мировой политике начала XXI века?

С какого момента времени американо-европейские отношения стали политической реальностью?

Какой американский президент и когда выступил с Декларацией взаимозависимости и поддержал идею трансатлантического альянса?

Какой шаг и какого европейского деятеля следует считать первым прецедентом противостояния между США и ЕЭС?

В чем принципиальное различие между европейско-американскими и европейско-атлантическими отношениями?

В силу каких причин Европейский Союз бросает вызов тому сложившемуся мировому порядку, главным идеологом которого были и остаются Соединенные Штаты?

Почему в начале XXI века Европа не может не восприниматься в качестве наиболее серьезного соперника Соединенных Штатов?

Почему вместо традиционного термина «сверхдержава» европейцы все чаще называют США «гипердержавой»?

Может ли военное превосходство США защитить сегодня американских граждан от покушений со стороны тех, кто фанатично ненавидит модель социального устройства, навязываемую Соединенными Штатами остальному миру?

Какая геополитическая иллюзия приводит сегодня США к неудачам на мировой арене?

Кто — Соединенные Штаты или же Европейский Союз — ведет себя сегодня более ответственно при решении мировых проблем?

Каким образом можно оптимально позиционировать США и ЕС в мировой политике XXI века?

Итог размышлениям над этой важнейшей темой подводит ИНОЗЕМЦЕВ Владислав Леонидович — доктор экономических наук, директор Центра исследований постиндустриального общества, заместитель главного редактора журнала «Свободная мысль-XXI».

 

В номере также опубликованы материалы:

  • Травкина Н.М. Фискализация внутренней политики Соединенных Штатов
  • Научная конференция: 60 лет дипломатическим отношениям между СССР-Россией и Канадой
  • Выступление посла Канады Родни Ирвина
  • Корнеев А.В. Импорт российской нефти в США: американские оценки
  • Нитобург Э.Л. Вклад русской иммиграции в науку, технику, культуру США
  • Рецензируем книгу: В.Б. Супян. Американская экономика: новые реальности и приоритеты XXI века (В.А. Спичкин)
  • Пузанов В.И. Поучительный век культовой фирмы «Харлей-Дэвидсон»