ЖУРНАЛ
«США и Канада: экономика, политика, культура»
№ 2 (374) февраль 2001 г.

ЧЕРВОННАЯ Светлана Александровна, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник ИСКРАН;
ВАСИЛЬЕВ Владимир Сергеевич, доктор экономических наук, ведущий научный сотрудник ИСКРАН.

На пороге «прогрессивной эры»: размышления после выборов

Рубеж двух тысячелетий вольно или невольно заставляет оценивать пути развития отдельных стран и народов в широкой исторической перспективе, в контексте общецивилизационного развития.

Наиболее знаменательным представляется то, что современная экономика США поставила перед обществом проблемы, схожие с теми, которые 100 лет назад пришлось решать Т. Рузвельту. В конце XIX века американская экономика в течение более чем двух десятилетий развивалась невиданными темпами. Железные дороги, телеграф, паровые машины, современные методы ведения сельского хозяйства преобразили Америку. Накапливались огромные богатства, сколачивались гигантские состояния.

Такие же масштабные изменения в экономике США произошли и за последние двадцать лет. И дело не только в высоких темпах экономического роста. Главное — преобразился состав американской рабочей силы. С каждым годом в ней растет доля так называемых «электронных работников»(их численность приближается к 40 млн.), главными «орудиями труда» которых стали компьютеры и сеть Интернет и для которых характерны новые мировоззренческие установки. На первый план сегодня вышли проблемы «качества жизни» — состояния окружающей среды, здравоохранения, образования, культуры, равенства женщин и меньшинств, свободы и демократии.

Парадокс состоит в том, что хотя на выборах 2000 г. Демократическая партия в своей политической платформе отразила идейные установки нового электората, провозгласив своей задачей использование бюджетных профицитов с целью преодоления «дефицитов» в здравоохранении, образовании и защите окружающей среды, — на президентских выборах А.Гор победить не сумел.

Но и ставшего президентом республиканца Дж.Буша вряд ли можно считать победителем выборов-2000. Как отметили многие американские политологи, на минувших выборах лучше было бы оказаться побежденным, чем победителем. Вполне возможно, что через два года республиканская партия потеряет в Конгрессе США столько мест, что это лишит президента-«победителя» возможности править страной.

Рубеж столетия побуждает еще и еще раз возвращаться к его началу. Тогда само время востребовало на политическую сцену масштабную личность, и ею волею судьбы стал Теодор Рузвельт. Сегодняшняя асимметричная глобальная ситуация диктует, чтобы во главе единственной сверхдержавы встал харизматический лидер, а не директор-распорядитель, назубок выучивший уставные правила политической игры. К сожалению, после окончания холодной войны политическая система США генерирует только «управляющих», и в этом-то и состоит главный вызов для Соединенных Штатов Америки.

БОЧАРОВ Игорь Федорович, капитан I ранга в отставке, кандидат технических наук, старший научный сотрудник-консультант ИСКРАН.

Запрещение ядерных испытаний и нераспространение ядерного оружия

Идея запрета ядерных испытаний — один из самых старых пунктов повестки дня контроля за ядерным оружием. После вступления в силу Договора 1963 г. о запрещении ядерных испытаний в атмосфере, космосе и под водой усилия мирового сообщества были направлены на заключение договора о всеобъемлющем запрещении таких испытаний — ДВЗЯИ.

Разумеется, факт подписания этого договора большинством государств мира значим, но решение проблемы нераспространения ядерного оружия видится все же в ужесточении контроля за оружейными ядерными материалами прежде всего со стороны МАГАТЭ. Но это агентство без расширения его полномочий Советом Безопасности ООН и совершенствования систем контроля, вплоть до предоставления ему разведывательной информации, вряд ли сможет радикально повысить эффективность своей деятельности. В ходе президентской избирательной кампании республиканцы проявили тенденцию к односторонним мерам в сфере сокращения ядерных вооружений (очевидно, с целью распространить этот подход и на создание системы национальной ПРО), так как это дает «свободу рук» в обеспечении вездесущих «национальных интересов США». Очевидно, что такой подход в полной мере распространяется и на ДВЗЯИ, что способствовало принятию грандиозной программы модернизации ядерного оборонного комплекса США на основе постиндустриальных технологий. Формально, возможность ратификации ДВЗЯИ увязывается с успехом завершения этой программы. Но, оценивая перспективы ратификации ДВЗЯИ сенатом США в ближайшие годы, вряд ли можно ожидать ратификации этого договора двумя третями голосов, поскольку сенаторы-республиканцы в обновленном в 2000 г. сенате занимают только 50% мест.

Возникнут ли предпосылки для нового витка гонки ядерных вооружений пятеркой официальных ядерных держав? Ответ на этот вопрос целиком и полностью теперь зависит от того, используют ли США результаты модернизации своего ядерного оборонного комплекса только для поддержания своего ядерного арсенала в работоспособном и безопасном состоянии или же воспользуются ими для создания принципиально нового — чисто термоядерного оружия.

КРЕМЕНЮК Виктор Александрович, доктор исторических наук, профессор, заместитель директора ИСКРАН

Об исследовании международных конфликтов

Исследованию разного рода конфликтов в последние годы уделяется большое внимание, хотя достигнутые в этой области успехи оставляют желать лучшего. Сегодня в России научная разработка конфликтов пока еще отстает от Запада, но есть область, где эти знания давно и успешно используются. Это международные конфликты, причем как глобальные, составлявшие суть отношений периода холодной войны, так и региональные, которые существовали всегда и пережили холодную войну. В разработке этой проблематики и подготовке целого ряда практических рекомендаций видное место занимают исследования ИСКРАН, начатые еще в 70-е годы как самостоятельно, так и совместно с другими институтами Академии наук. Эти исследования не только нашли практическое применение, но и получили высокую оценку научной общественности и государства. Добытые в ходе изучения конфликтов знания сыграли позитивную роль в годы перестройки, когда Советский Союз без силового давления и принуждения извне вышел из состояния конфликта с Западом и преодолел холодную войну.

Кстати, одним из побудительных мотивов принятия решения о создании Института США послужило то, что в период Кубинского кризиса в октябре 1962 г. многие политические процессы шли не совсем так, как это изначально предполагалось в Москве. В прошедшие с тех пор годы стало также очевидным, что итоги международных конфликтов далеко не всегда определяются соотношением военных сил и экономических потенциалов или решимостью применить военную силу и политической волей руководителей. В условиях холодной войны даже при бесспорном военно-техническом превосходстве одной из сторон (в этом убедились США во Вьетнаме и СССР в Афганистане) были невозможны ни абсолютная военная победа, ни диктат условий мира другой стороне. Сами итоги конфликтов стали трактоваться как нечто весьма далекое от военной победы.

Правда, несмотря на убедительность выводов в пользу политического урегулирования конфликтов, все же после завершения холодной войны вера в применение силы с целью разрешения конфликта вновь вернулась. Об этом свидетельствуют действия НАТО в Югославии и России в Чечне.