ЖУРНАЛ
«США v Канада: экономика, политика, культура»
N 5 (367) май 2000 г.

В.А. Кременюк,
«ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА США НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ»
Политика США определяет судьбы мира. Именно поэтому крайне необходимы весьма требовательное изучение внешней политики США, ее тщательный разбор и оценка. Вопрос этот особенно важен как в свете приближающихся очередных президентских выборов, так и по той причине, что во внешней политике США в последние годы имели место серьезные изменения.

Если в первые годы президентства Клинтона еще создавалось впечатление, что внешнеполитический курс США строился на активном использовании интеллектуальных идей, то в период его второго президентства прежнее интеллектуальное содержание было утеряно, а упор был сделан на пропагандистское использование формул «успеха», «расширения демократии», «торжества идеалов свободы».

Если бы дело ограничилось только риторикой. Но параллельно были разработаны новые доктрины и концепции применения вооруженной силы — от ведения боевых действий с помощью электронных средств управления до применения «умных» разрушительных средств, от «принуждения к миру» до «гуманитарных интервенций» и «мягкого суверенитета». В своем последнем докладе конгрессу министр обороны У. Коэн сообщил, что США поставили задачу обеспечить себе «свободу нападать на кого угодно» и «свободу от нападения кого бы то ни было».

Если кратко суммировать лишь некоторые результаты политической деятельности США в последние год-два, то можно с уверенностью сказать, что опасность войны вновь возросла в Европе — особенно на Балканах,- а также в зоне Персидского залива, в Южной Азии, на Корейском полуострове и в Тайваньском проливе.

Анализируя стоящие перед США внешнеполитические проблемы, нельзя не видеть, что США создали больше проблем, чем решили. Особенно велико количество ошибок, допущенных Вашингтоном, в отношении его бывших противников — прежде всего России и Китая. Ни с одним из этих государств, хотя они и подавали сигналы готовности к партнерству, Соединенные Штаты так и не продвинулись по пути создания новых более устойчивых отношений. В частности, до сих пор остается нератифицированным Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-2), подписанный Россией и США еще при Дж. Буше.

Будущее мирового сообщества действительно во многом зависит от внешней политики, которую будут проводить США. Но благоприятные перспективы возможны только в случае, если на президентских выборах в США в нынешнем 2000 г. победит «партия мира».

Л.А. НЕМОВА, кандидат экономических наук, заведующая сектором экономических проблем отдела Канады ИСКРАН.
«ГЛОБАЛИЗАЦИЯ: НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ВОЗДЕЙСТВИЯ НА ЭКОНОМИКУ КАНАДЫ»
Канадская экономика является одной из самых «открытых», а связи с внешним миром значат для Канады очень много: суммарный объем экспорта и импорта достиг в Канаде почти 85% от производимого за год ВВП по сравнению с 25% в США. На фоне большинства других индустриально развитых стран основные параметры экономического развития Канады в конце 90-х годов выглядели весьма благополучно. К 1998 г. Канада первой в Группе семи ликвидировала дефицит федерального бюджета. В 1999 г. по использованию передовых технологий и состоянию государственных финансов эксперты ОЭСР поставили Канаду на почетное пятое место среди 59 индустриально развитых и развивающихся стран.

Вместе с тем конкурентоспособность канадских товаров на рынке США определяется низким курсом канадского доллара, а не ростом производительности труда. Вопреки ожиданиям, либерализация условий движения капиталов не оказала существенного влияния на приток в Канаду иностранных прямых инвестиций.

По темпам роста производительности труда и технологических преобразований Канада продолжает отставать от своих основных партнеров-конкурентов. Налоговая система во многом не соответствует современным условиям; в частности, бремя налогов на доходы граждан стало слишком тяжелым. Уровень безработицы в стране даже после семи лет экономического подъема остается очень высоким. В настоящее время многие эксперты высказываются за введение единой для всех отраслей ставки налогов на прибыль и ее снижение до среднего уровня порядка 30%. В настоящее время ставка составляет в среднем около 35% для корпораций обрабатывающей промышленности и примерно 43% — для корпораций других отраслей, к которым относится целый ряд современных наукоемких и высокотехнологичных отраслей.

Авторитетный канадский экономист П.Фортэн проанализировал динамику и взаимосвязи основных факторов, определявших движение реальных располагаемых доходов населения в последние три десятилетия. По его оценкам, современный «кризис доходов» в Канаде примерно на 60% связан с возросшей степенью недоиспользования трудовых ресурсов и отставанием реальных темпов роста экономики от потенциальных. В целом канадские аналитики сходятся в том, что поскольку динамика занятости, уровень налогообложения и рост производительности труда являются тесно взаимосвязанными параметрами экономического развития, то и государственная экономическая политика должна добиваться улучшений по всем трем направлениям, не замыкаясь на каком-либо одном из них.

О.И. КУЗНЕЦОВА
«ОЦЕНКИ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИХ РИСКОВ В США»
К совершенствованию системы экспертно-аналитического прогнозирования правительственные органы США приступили в первой половине 1990-х годов. В рамках стратегии национальной безопасности администрация Клинтона подвергла реорганизации все структуры, в том числе и пользовавшиеся долгое время «иммунитетом» такие ведомства, как СНБ, ЦРУ, Госдепартамент и МО. Все они без исключения были жестко ориентированы на решение практических задач.

С 1995 г. администрация Клинтона проводит в жизнь «Стратегию вовлеченности и расширения». Она сводится к тому, что США намереваются действовать на международной арене как самая сильная держава, «превосходство которой по важнейшим параметрам неоспоримо». Это положение стало важнейшей методологической установкой нового подхода к прогнозированию и долгосрочному военно-политическому планированию. По мере роста интереса к оценке международно-политического риска. роль координатора долгосрочного планирования в этой сфере стал приобретать Госдепартамент. В феврале 1999 г. Госдепартамент представил Конгрессу «Стратегический план по международным делам», рассчитанный на 10 лет и представляющий взаимосвязанные «ветви дерева» стратегических целей США в международной политике. В процессе стратегического планирования МО США применяется трехступенчатая шкала оценки рисков по степени приемлемости масштабов возможного ущерба: чрезвычайные риски (в том числе связанные с применением оружия массового уничтожения); оптимальные — в случаях, когда предполагаемый ущерб приемлем, и не принимаемые в расчет, — когда ущерб незначителен. Риск при этом определяется как «вероятность и уровень потерь, связанных с угрожающим и разрушительным воздействием на какой-либо объект».

Хотя большинство аналитических моделей в МО имеет военно-технический и военно-оперативный характер, в некоторых из них, особенно в моделях долгосрочного военного планирования учитываются и политические факторы. Нельзя не отметить, что несмотря на вовлечение ЦРУ в систему прогнозирования и стратегического планирования с использованием современных технических средств, в ЦРУ все еще доминирует инерция консервативного подхода и опоры «на экспертов». (По крайней мере так представляется по информации из открытых источников.)

Применение прогнозно-оценочных методологий, программ и моделей для анализа воздействия внешних факторов становится в федеральных ведомствах США рутиной. Но подводить итоги осуществления новых методологических разработок еще рано, так как такие планы были приняты лишь один-два года назад, а некоторые даже в 1999 году. Поэтому, как представляется, в ближайшее время новых качественных изменений в системе долгосрочного планирования и прогнозирования в системе федеральных ведомств США не произойдет.

К.В. ДЕГТЯРЕНКО
«ПОКОЛЕНИЕ ИКС» И ПРЕДВЫБОРНАЯ ПРЕЗИДЕНТСКАЯ КАМПАНИЯ»
По мнению многих экспертов и аналитиков исход президентских выборов 2000 г. в США напрямую будет зависеть от участия в избирательном процессе 50 миллионов молодых американцев, часто именуемых «поколением икс».

Это поколение «постбумеров» превыше всего ценит свою независимость и свободу; мало интересуется политикой, реже тяготеет к коллективным профессиям. Для сравнения: в 1972 г. в выборах участвовала половина молодых избирателей от 18 до 24 лет. В 1994 г. — только один из пяти. На президентских выборах 1996 г. свою волю изъявили лишь 24% американцев в возрасте от 18 до 32 лет. В то же время, по мнению газеты «Вашингтон пост», в 1996 г. Клинтон сумел сохранить за собой президентское кресло только благодаря поддержке молодых американцев — приверженцев Демократической партии.

Интересно, что в сравнении с другими группами демократического электората, эти избиратели не исповедуют традиционных взглядов на семью и религию: более половины выступает за отмену утренней молитвы в школах. Большинство — за принятие закона о легализации марихуаны. Они терпимо относятся к сексуальным меньшинствам и ратуют за расширение их прав. Аборты и эфтаназия также не вводят их в шоковое состояние. Будучи прагматиками и скептиками, «постбумеры» с иронией и цинизмом относятся к идеализму «шестидесятников». Многие из опрошенных считают, что правительство и его политика не отвечают их взглядам и интересам. 24% потенциальных молодых избирателей не доверяют ни одному уровню власти, и только 9% верят федеральному правительству. С точки зрения «постбумеров» и республиканцы и демократы одинаково коррумпированы и слишком увлечены междоусобной политической возней.

10% опрошенных среди всей американской молодежи вообще не интересуются политикой и не верят в то, что смена президента сможет существенно повлиять на ситуацию в стране. 25% сетуют на нехватку информации о кандидатах, собирающихся баллотироваться на высокий государственный пост. В значительной степени это связано с тем, что в основной своей массе «постбумеры» не читают газет и не смотрят теленовостей, предпочитая проводить время за компьютером.

Результаты опросов общественного мнения показывают, что не более трети молодых американцев идентифицируют себя с той или иной политической силой и только четверть регулярно голосует за «свою» партию. Сегодняшняя молодежь чаще поддерживает независимых кандидатов, нежели традиционные партии. 44% людей в возрасте от 18 до 29 лет называют себя «независимыми» по взглядам. Американские политологи с настороженностью ожидают итогов этих выборов, стараясь подобрать ключи к умам этого загадочного «поколения икс».

.Л. ИОАННЕСЯН
«ПРОБЛЕМЫ ПРИВЛЕЧЕНИЯ ЗАПАДНОГО КАПИТАЛА В ПРОМЫШЛЕННОСТЬ РОССИИ»
Экономическое развитие России за годы реформ (1992-1999 гг.) характеризуется значительным падением промышленного производства и инвестиционной активности. Падение физического объема производства почти в два раза превышает этот показатель в годы Великой Отечественной войны и сопоставимо с подобными показателями «Великой депрессии» в США в 1929-1933 гг. При этом темпы снижения инвестиций за годы реформ опережали темпы падения объемов производства. Критическое состояние промышленности России диктует необходимость принятия чрезвычайно срочных мер для восстановления производственного потенциала. Недостаток внутренних средств должен компенсироваться иностранными инвестициями с учетом интересов России. Но для того чтобы начались масштабные инвестиции в промышленность России, верхний пороговый уровень ставки рефинансирования по мнению аналитиков должен составлять не более 12-15% в год. А реальная минимальная ставка рефинансирования в течение небольшого периода в 1997 г. находилась на уровне 25%. Для сравнения — сегодня в наиболее развитых странах этот показатель составляет 5-6% в год. Однако коренное ускорение темпов привлечения западного капитала в нестабильную экономику России возможно только после создания механизма страхования этих вложений. В то же время, в нескольких регионах, имеющих высокий инвестиционный потенциал (Новгородская, Самарская области), подобные законы уже приняты. Основным зарубежным инвестором в экономику России являются США, поскольку Российский рынок с учетом его емкости, сырьевой базы и широких возможностей представляет большой интерес для американского промышленного капитала. В частности, по состоянию на 1998 г. общий объем накопленных американских инвестиций достиг 8 млрд. долл., в том числе в промышленность — около 5 млрд. долл., или 43% всех аккумулированных в реальном секторе экономики России западных инвестиций. В настоящее время 70% СП относятся к производственным, тогда как в 1992 г. 70% СП занимались торговлей и финансовыми операциями. США располагают на сегодняшний день богатейшим запасом самых современных технологий. Их использование позволило бы значительно интенсифицировать процесс восстановления соответствующих секторов российской промышленности.